• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Тел.: 8 (495) 772-95-90 *15366

E-mail: dekpsy@hse.ru

Фактический адрес: 101000, г. Москва, Армянский пер. 4, корп. 2

Почтовый адрес: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20 (департамент психологии)

Руководство
Заместитель руководителя Львова Елена Николаевна
Заместитель руководителя Кургинян Сергей Сергеевич
Глава в книге
Репрезентация этических норм в сознании психологов-практиков - пилотное исследование

Крючков К. С., Петровский В. А.

В кн.: Ананьевские чтения — 2021: материалы международной научной конференции, 19–22 октября 2021 года 2021 года. СПб.: Скифия-принт, 2021. С. 105-106.

Препринт
An Assessment of Trust in Artificial Intelligent Agents: Tool Development

Angelgardt A., Gorbunova E. S., Chumakova M.

Psychology. PSY. Высшая школа экономики, 2021

«На пересечении культуры и социально-экономического развития»

Международный центр социокультурных исследований делится результатами своей работы.
Материал подготовлен и опубликован «Окнами роста».

«На пересечении культуры и социально-экономического развития»

Являясь площадкой для интеграции российских и зарубежных кросс-культурных психологов, Международный центр социокультурных исследований НИУ ВШЭ уже более десяти лет ведет работу по изучению ценностей жителей постсоветского пространства и других стран. О мировых ученых, которые успели стать частью коллектива, трансмиссии ценностей и психологическом благополучии подростков, связи креативности и принятия культурных различий рассказывает директор центра – профессор факультета социальных наук Надежда Лебедева.

Лебедева Надежда Михайловна

Директор Центра социокультурных исследований

Как и при каких обстоятельствах создавался Центр социокультурных исследований? Как формировался состав ведущих ученых центра?

Почему одни государства процветают, в то время как другие остаются экономически неразвитыми? Помогает или мешает культура общественному прогрессу? И если мешает, то поддается ли она изменению? Все эти вопросы уже много лет волнуют как зарубежных, так и российских ученых. Американские социологи Сэмюэл Хантингтон и Лоуренс Харрисон, а также российский экономист Евгений Григорьевич Ясин в своих исследованиях признавали большую роль культуры в экономических процессах. Общие научные интересы и свели меня с Евгением Григорьевичем. Я тогда занимала должность руководителя сектора кросс-культурной психологии Института этнологии и антропологии РАН и занималась динамикой ценностей россиян в процессе социально-экономических реформ 90-х годов ХХ века. В 2005 году Евгений Григорьевич пригласил меня обсудить результаты этих изысканий, в процессе чего родилась идея провести масштабное эмпирическое исследование о связи базовых ценностей россиян с их социально-экономическими установками. Итогом этой работы стала наша с Александром Николаевичем Татарко, ныне главным сотрудником центра, монография «Ценности культуры и развитие общества», презентация которой прошла в стенах НИУ ВШЭ перед российскими учеными и общественными деятелями. После успешной реализации этого проекта в 2006 году мне предложили создать Научно-учебную лабораторию социокультурных исследований на базе Высшей школы экономики. Это и стало началом пути развития социальной и кросс-культурной психологии в Вышке на международном уровне.

Надежда Лебедева
Надежда Лебедева

человека, включая руководителя и трех молодых сотрудников: студента, аспиранта и недавно защитившегося кандидата наук. До Вышки почти все сотрудники работали в Институте этнологии и антропологии РАН, где изучали ценности, межкультурное взаимодействие, адаптацию мигрантов, разрабатывали и проводили тренинги межкультурного взаимодействия. Тематика исследований, которую мы принесли с собой, оказалась довольно привлекательной для молодежи, интересующейся социальной и кросс-культурной психологией. Большим стимулом в работе стало и то, что университет всячески поддерживал и поощрял международное научное сотрудничество. Это позволило укрепить и расширить наработанные ранее в рамках Международной ассоциации кросс-культурной психологии (IACCP) научные связи с ведущими мировыми учеными, планировать международные конференции и совместные исследования.

Как результат, через четыре года работы, к 2010 году, число сотрудников лаборатории выросло почти в три раза. Мы активно проводили исследования и представляли их результаты в научных монографиях и статьях (вначале преимущественно в отечественных изданиях). Молодые сотрудники выигрывали гранты РГНФ и РФФИ. Лаборатория была готова сделать рывок и выйти на международный уровень. Такую возможность предоставила поддержка руководства университета и Программа развития ВШЭ, в рамках которой создавались международные лаборатории с ведущими зарубежными учеными в качестве соруководителей. Благодаря этому проекту в 2011 году и была создана Международная научно-учебная лаборатория социокультурных исследований. Другим большим толчком для создания нашей международной лаборатории стало проведение в России на базе ВШЭ II Международного конгресса “Culture Matters” по инициативе Евгения Ясина, на который были приглашены мировые звезды и основатели систем измерения ценностей: Герт Хофстеде, Рональд Инглхарт, Шалом Шварц и другие известные ученые и общественные деятели, работавшие на пересечении культуры и социально-экономического развития. Конгресс оказался очень успешным и дал старт целому ряду международных лабораторий в университете, в числе которых и наша лаборатория социокультурных исследований. Первыми соруководителями лаборатории стали всемирно известный автор теории базовых человеческих ценностей Шалом Шварц (Еврейский университет, Израиль) и ведущий методолог в области социальных наук Питер Шмидт (Университет Гессена, Германия). Это был глоток свежего воздуха для российских кросс-культурных психологов, мощный толчок к развитию и бесценная, вдохновляющая возможность работать на передовом крае науки бок о бок с ведущими учеными мира.

С учетом расширения направлений исследований и роста численного состава осенью 2019 года международная лаборатория была преобразована в Центр социокультурных исследований. В более поздние периоды существования лаборатории ведущими учеными в ней были и другие звезды кросс-культурной психологии: Джон Берри (автор теории аккультурации), Сегер Брейгельманс (соавтор всемирно известного учебника по кросс-культурной психологии) и – в настоящее время – всемирно известный социальный и кросс-культурный психолог Клаус Бёнке (Университет Якобса, Германия). В развитие лаборатории в разное время внесли свой уникальный вклад и такие известные специалисты в области социальной, кросс-культурной, экономической и организационной психологии, как Марсель Зееленберг, Йоши Кашима, Мишель Гельфанд, Рон Фишер, Колин Ворд, Дина Бирман, Чийдем Кагытчыбашы (Cigdem Kagitcibasi), Марта Фулоп, Рольф ван Дик, Айзек Айзен, Саба Сафдар и, конечно же, Фонс ван де Вайвер (ныне безвременно ушедший). Заслугу Фонса ван де Вайвера в научном развитии будущего Центра социокультурных исследований трудно переоценить. Фонс был очень открытым, искренне интересующимся, творческим и помогающим ученым. В соавторстве с ним сотрудники центра сделали много интересных публикаций в ведущих зарубежных журналах. Интересно, что четверо из ведущих ученых – Берри, Шварц, ван де Вайвер и Бёнке – в разные годы возглавляли Международную ассоциацию кросс-культурной психологии (IACCP).

Какими направлениями исследований вы занимаетесь?

Большинство наших исследований сейчас концентрируется в русле проблематики социальной и кросс-культурной психологии, которые изучают социально-психологические явления и процессы в сравнительно-культурной перспективе. И это чрезвычайно важно, так как феномены, выявленные в одних культурах, далеко не всегда воспроизводятся аналогично в других культурах. Несмотря на то что набор базовых ценностей у людей из разных культур один и тот же, ценностные иерархии могут значимо различаться. Это напрямую связано и с различиями в установках и поведении людей. Но ценности – это только одна из областей кросс-культурной психологии, попадающая в фокус внимания исследователей нашего центра. Огромный пласт исследований, посвященных межкультурному взаимодействию, адаптации мигрантов и принимающего большинства, формированию, трансмиссии и изменениям социальных идентичностей, также находится в фокусе внимания ученых нашего центра.

Клаус Бёнке
Клаус Бёнке

Сотрудники центра разработали и апробировали дизайн исследования, нацеленного на изучение сходств, различий и трансмиссии ценностей у представителей трех поколений в одной семье в разных социокультурных контекстах, у представителей этнического меньшинства и большинства (исследования проведены в Латвии, Литве, Эстонии, Грузии, Азербайджане, Таджикистане, Кыргызстане и в регионах России). Исследования выявили, что значимость ценностей самопреодоления (выхода за пределы «я»), лежащих в основе альтруистического поведения, у русских остается высокой во всех социокультурных контекстах. Более того, у русских в инокультурной среде нет межпоколенных различий в выраженности данной ценности, по сравнению с титульными этносами.

Русские как этническое меньшинство в более модернизированном социокультурном контексте, например в Латвии, существенно отличаются от русских в других регионах и от представителей титульной этнической группы по ценностям открытости изменениям (значимо выше) и сохранения (значимо ниже). Русские, живущие в более традиционном социокультурном контексте, например в республиках Северного Кавказа, имеют больше сходств в ценностях с титульными этническими группами, чем с русскими Центральной России. Это говорит как об устойчивости базовых ценностей русских, составляющих культурно-ценностное ядро их идентичности, так и о пластичности ценностей, важных для адаптации в разных социокультурных условиях.

В отношении трансмиссии ценностей мы получили интересный результат, связанный с тем, что психологическое благополучие подростков из групп как этнического меньшинства, так и этнического большинства обусловливается трансмиссией тех ценностей, которые наименее значимы для подростков (например, стимуляция, власть – ресурсы, конформизм – правила). И наоборот, трансмиссия тех ценностей, которые для подростков имеют наибольшее значение (например, самостоятельность действий, благожелательность – забота, благожелательность – чувство долга), отрицательно взаимосвязана с их психологическим благополучием. Установлено также, что межпоколенная трансмиссия ценностей у представителей этнического меньшинства (русских) на постсоветском пространстве способствует удовлетворенности жизнью у подростков, и важную роль в этой трансмиссии играет старшее поколение (бабушки и дедушки), а не родители подростков. Кроме этого, благодаря ценностям нам удалось раскрыть мотивационную основу позитивного отношения к эксклюзивным и инклюзивным идентичностям, монокультурных и межкультурных контактов, стратегий поведения в межкультурном конфликте, межкультурных установок и благотворительного поведения.

Ценности также выступили важными предикторами креативного поведения и отношения к инновациям в России. Результаты проведенного репрезентативного опроса в ЦФО[1] и СКФО[2] показали, что ценности открытости изменениям оказывают более значимое позитивное влияние на креативность во всех сферах в Центральном регионе, чем в Северо-Кавказском. Ценности сохранения, наоборот, оказывают более значимое негативное воздействие на все сферы креативного поведения на Северном Кавказе, чем в Центральной России. Особенно эти различия во влиянии ценностей заметны в сфере организационной креативности, визуального и прикладного искусства.

Расширился спектр исследований видов экономического поведения и его детерминант, таких как, например, климат. Стал активно изучаться социальный капитал и его виды. Такие исследования мы проводим на уровне общества, в русле макропсихологии. В частности, мы изучаем, как формируется социальный капитал в нашем поликультурном обществе и как влияют на него миграционные процессы и миграционная политика общества. Опираясь на подходы, разработанные в области психологии окружающей среды, мы изучаем, как особенности среды проживания связаны с различными общественными явлениями и процессами. Было проведено исследование, показывающее, как связано взаимодействие экономики и особенностей климата регионов России с такими негативными явлениями, как уровень коррупции и преступности в регионах России.

Межкультурные отношения исследуются нами не только через призму взаимной адаптации мигрантов и принимающего населения, но и через тестирование гипотез межкультурных отношений, социальные идентичности, стереотипы, предубеждения, конфликтное поведение, межкультурные идеологии, креативность в мультикультурной среде. Сегодня в центре в рамках темы межкультурных отношений глубоко исследуются факторы и психологические последствия взаимной аккультурации и адаптации этнокультурных групп, обладающих разным групповым статусом, через призму межпоколенческого и кросс-культурного анализа. Данные исследования проводятся сотрудниками центра как в поликультурных регионах России, так и практически во всех странах постсоветского пространства. Особое место в рамках данных исследований занимает работа по тестированию гипотез межкультурных отношений, в результате чего строятся и анализируются модели межкультурных отношений на постсоветском пространстве (модель «нация – государство», «прагматическая модель», «постконфликтная модель»), которые позволяют не только диагностировать фон межкультурных отношений в стране или регионе, но и говорить о перспективах дальнейшего межкультурного взаимодействия в изучаемых странах и регионах. Большое внимание мы уделяем изучению аккультурации и психологического благополучия русских, проживающих в постсоветских странах. Конструируем аккультурационные профили русских, принадлежащих к разным поколениям – советскому и постсоветскому. Выявляем и анализируем, в какой постсоветской стране, какому поколению русских, с каким аккультурационным профилем живется психологически комфортно или дискомфортно.


[1] Центральный федеральный округ.

[2] Северо-Кавказский федеральный округ.

В последние годы глоток свежего воздуха в центре получили исследования социальных идентичностей, поскольку они стали изучаться через призму их множественности, сложности, несовместимости, реактивности и межпоколенческой трансмиссии. Например, масштабные исследования социальных идентичностей и межкультурных установок на Северном Кавказе выявили, что важнейшую роль для сохранения межнационального мира играет общенациональная российская идентичность у представителей всех групп, а для интеграции в регионе меньшинств (в частности, русских) – высокий уровень республиканской и региональной идентичностей. Разрушающим фактором для межэтнических отношений в России является национальная дезидентификация у представителей коренных и титульных народов, населяющих Северный Кавказ, которая, к счастью, является низкой на данный момент. Довольно любопытные результаты дают исследования, посвященные стереотипам россиян. С опорой на модель С. Фиск построена карта содержания этнических стереотипов в России. Данная карта позволяет видеть, как этническое большинство России оценивает (в рамках категориальной сетки теплоты и компетентности) этнические группы, населяющие нашу страну.

Сегодня в центре в межстрановой сравнительной перспективе активно изучается роль ценностей и контекста взаимодействия в выборе стратегии поведения в межкультурном конфликте. Большое внимание уделяется изучению роли идеологий межгрупповых отношений (ассимиляционизм, этнический дальтонизм, мультикультурализм, поликультурализм) в росте этнической предубежденности.

Еще одним важным направлением в рамках межкультурных отношений стала тема креативности, а именно изучение роли межкультурных контактов, кросс-культурной компетентности в креативности молодого поколения. Было выявлено, что более креативным российским студентам свойственно признание и принятие культурных различий, важности кросс-культурных компетенций, собственной инициативности и необходимости сохранения иностранцами своих культурных особенностей. Менее креативные российские студенты чаще воспринимают иностранных студентов в качестве угрозы, конкурентов или помехи; они склонны отрицать существование или важность культурных различий и демонстрируют меньшее понимание необходимых кросс-культурных компетенций.

В рамках тематики межкультурного образования были рассмотрены воспринимаемые учителями трудности, связанные с культурным разнообразием в школе, обусловленные особенностями детей-мигрантов как специфичной группы учеников, а также наработанные учителями педагогические практики (поддержание равноправия, обращение к культуре детей-мигрантов как к ресурсу, подчеркивание отсутствия различий, индивидуальный подход, медиаторство в конфликтах).

В фокусе последних исследований острые и актуальные проблемы современности: коррупция, бедность, социальная сплоченность, цифровизация общества, социальные аспекты пандемии... В частности, мы изучали, как связаны базовые ценности россиян и жителей других стран (Франция, Латвия, Германия, Гана) с приемлемостью коррупции, а также как климатические особенности и уровень экономического развития регионов России связан с уровнем коррупции и преступности в них. Не осталась без внимания и проблема бедности. В частности, мы рассматривали, как восприятие причин бедности связано с готовностью россиян помогать бедным людям. Оказалось, что, если люди считают, что причиной бедности являются внешние обстоятельства, они в большей мере готовы помогать бедным, чем когда считают, что бедным человек стал в результате своих собственных действий. Кроме того, мы изучали, какие ценности лежат в основе планируемого благотворительного поведения предпринимателей. Выяснилось, что это ценности самопреодоления и самоутверждения, что указывает на то, что, с одной стороны, предприниматели руководствуются альтруистическими мотивами, а с другой – не забывают о собственной выгоде. Ценности и социальный капитал изучаются нами в различных аспектах и на разных уровнях. Например, на макроуровне, на уровне общества, мы изучали, как связано этническое разнообразие регионов России и интеграционная иммиграционная политика с социальным капиталом. На индивидуальном, на микроуровне, мы изучаем как психологи индивидуальный социальный капитал с разных сторон. Например, мы изучали, как индивидуальный социальный капитал помогает адаптации мигрантов в России, как он влияет на намерение открыть собственный бизнес, насколько он зависит от активности использования информационно-коммуникационных технологий. В последнее время в фокус наших исследований попали вопросы, связанные с рассмотрением социально-психологических последствий пандемии. В частности, как опасения заболеть коронавирусной инфекцией связаны с различными аспектами социального капитала.

С учетом высоких темпов цифровизации общества в центре набирают обороты исследования межкультурных отношений в онлайн-контексте. В частности, мы изучаем, как связана вовлеченность в информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) и дискриминация в онлайн-коммуникации с этнополитическим активизмом в онлайн- и офлайн-форматах, а также с психологическим благополучием россиян и их межкультурными установками. Например, мы выявили, что при условии высокой поликультурности региона проживания вовлеченность в использование ИКТ будет способствовать повышению установок на этническую интолерантность. Соответственно, при условии средней и низкой поликультурности будет обратный эффект: вовлеченность в использование ИКТ будет способствовать снижению установок на этническую интолерантность.

Поделитесь самыми любопытными результатами исследований центра, которые удалось реализовать за время его существования.

Проведенные нами исследования межпоколенных и кросс-страновых сходств и различий инклюзивных и эксклюзивных социальных идентичностей в постсоветских странах (без учета России) позволяют нам говорить о том, что происходит постепенное снижение значимости этнодифференцирующих социальных идентичностей (этнической и религиозной) у русских, проживающих в постсоветских странах, от старшего к младшему поколению. Это может свидетельствовать о постепенной ассимиляции русского этнического меньшинства на постсоветском пространстве, а также может быть следствием возрастных различий. Трансмиссия социальных идентичностей в постсоветских странах, в семьях как русского этнического меньшинства, так и этнического большинства, осуществляется через среднее поколение. Именно представители этого поколения определяют и транслируют значимость идентичностей своим детям. Между идентичностями представителей старшего и младшего поколений русского этнического меньшинства существуют «идентификационные разрывы», чего нет у представителей этнического большинства. Это свидетельствует о более мягком процессе трансформации идентичностей у титульных народов постсоветских стран в результате распада СССР по сравнению с русскими в этих странах.

Благодаря масштабному кросс-культурному анализу аккультурации и адаптации русских этнических меньшинств в постсоветских странах, удалось выявить наиболее распространенные аккультурационные профили русских, проживающих сегодня в данных странах. Ими оказались профиль сепарации и бикультурализма. При этом профиль сепарации оказался более распространенным, особенно среди представителей советского поколения. Неожиданным результатом стало то, что в некоторых странах русские с профилем сепарации более удовлетворены жизнью, чем русские с профилем бикультурализма (интеграции). Это заставляет нас глубже и внимательнее анализировать контексты, в которых так происходит, поскольку в исследованиях, проведенных в других странах, наиболее адаптивной стратегией межкультурного взаимодействия зачастую выступает интеграция.

В частности, в США было показано, что этническое разнообразие негативно влияет на социальный капитал, снижая его. У нас в России на примере 25 регионов мы обнаружили, что этническое разнообразие не имеет негативного воздействия на социальный капитал. И это хорошие новости для поликультурной России. Также на примере 22 европейских стран мы обнаружили, что интеграционная иммиграционная политика, формируя определенные ценности и установки в обществах, позитивно сказывается на социальном капитале, в частности на доверии людей. Кроме того, те изменения в законодательстве стран, которые сопряжены с интеграционной иммиграционной политикой, делают условия жизни лучше не только для мигрантов, но и для принимающего населения, т.е. этнического большинства, позитивно сказываясь на субъективном благополучии этнического большинства.

При изучении связи базовых ценностей россиян и приемлемости коррупции мы обнаружили, что такая ценность (по Шалому Шварцу), как «безопасность – личная», не влияет на приемлемость коррупции. Это означает, что жесткие законы в отношении коррупции, по сути адресованные к ценностям безопасности, вряд ли способны ее сдержать. Жестких законов для борьбы с коррупцией недостаточно, нужно использовать и другие, более тонкие инструменты. Также, работая в рамках климато-экономической теории культуры, мы обнаружили, что, если в других странах сопряженные с более высокой преступностью (в том числе и коррупцией) неблагоприятные климатические условия могут быть компенсированы экономическим развитием, в России эта закономерность не работает. Да, у нас в более суровых климатических зонах выше уровень преступности и коррупции, но высокий ВРП таких регионов не снижает эти негативные социальные явления. Вероятно, тут более сложные механизмы связи, и климато-экономическая теория культуры не так-то просто приложима к России.

Заслуживающий внимания результат мы получили при изучении связи ценностей людей и их вовлеченности в использование информационно-коммуникационных технологий. Здесь мы ожидаемо обнаружили позитивные связи с такими ценностями (по Шалому Шварцу), как достижение, власть, стимуляция, гедонизм, и отрицательную связь с ценностями безопасности. Но самым интересным было то, что эти связи были только в выборке взрослых людей (45–70 лет). У молодежи (18–27 лет) ценности оказались абсолютно не связанными с вовлеченностью в использование ИКТ. То есть для молодежи это уже естественная среда обитания, и ценности не участвуют в регуляции такого поведения, а для взрослых цифровая среда менее привычна, и поэтому поведение в ней зависит от сформировавшихся ранее ценностей.

Еще одно интересное направление – это разработка Индекса политики интеграции мигрантов (MIPEX) для России и проведение на его основе лонгитюдных исследований. Совместно с Международной организацией Migration Policy Group, которая занимается разработкой методологии данного индекса для всех стран мира, сотрудниками центра была создана методика, проведено исследование в 2015, 2017 и 2019 годах. В ноябре 2020 года центр участвовал в мировом запуске MIPEX, был проведен онлайн-семинар, где были представлены результаты MIPEX России в сравнении с другими странами мира. Например, исследования показали, что в таких направлениях, как борьба с дискриминацией, доступ к образованию, здравоохранение, Россия очень сильно уступает странам Европы, а по таким направлениям, как доступ к гражданству и вид на жительство, Россия опережает некоторые страны. Но в целом было выявлено, что подход России к интеграции классифицируется MIPEX как «иммиграция без интеграции».

Как принималось решение об открытии магистерской программы «Прикладная социальная психология»? В чем состоит уникальность программы?

Магистерская программа «Прикладная социальная психология» была открыта сотрудниками центра в 2011 году параллельно с международной лабораторией. Помимо сотрудников НИУ ВШЭ на ней преподавало большое количество приглашенных иностранных профессоров. Студенты особенно отмечали лекции Шалома Шварца и Джона Берри. С 2014 года магистерская программа стала международной: преподавание полностью перешло на английский язык, к обучению присоединились иностранные студенты, было подписано соглашение о двух дипломах с Университетом Тилбурга в Нидерландах.

Открытие англоязычной магистерской программы двух дипломов стало важным элементом формирования кадровой базы международной лаборатории, поскольку в основном именно оканчивающие магистерскую программу студенты поступали в аспирантуру и начинали свой научный путь в качестве стажеров-исследователей в нашей лаборатории. Конечно же, часть талантливых студентов поступала и на зарубежные аспирантские программы. В частности, по инициативе нашей лаборатории НИУ ВШЭ подписал соглашение о партнерстве с Бременской международной школой социальных наук (BIGGS), и четверо молодых сотрудников лаборатории поступили в аспирантуру Университета Бремена. Благодаря этому сотрудничеству у нас есть своя научная диаспора в Германии, которая проводит совместные исследования с сотрудниками лаборатории.

Лаборатория активно сотрудничает с региональными российскими вузами, в частности с Кубанским государственным технологическим университетом. Как зарождался этот проект?

Сотрудники центра не остались в стороне от свежих инициатив руководства НИУ ВШЭ по развитию регионального партнерства. Одна из зеркальных лабораторий, созданная по итогам завершившегося летом 2020 года конкурса, – совместный проект Центра социокультурных исследований НИУ ВШЭ и Лаборатории социокультурных исследований Кубанского государственного технологического университета (КубГТУ). Партнерство двух исследовательских команд сформировалось благодаря Программе стажировок работников и аспирантов российских вузов и научных организаций в НИУ ВШЭ. В рамках этой программы на стажировку в Центр социокультурных исследований приехала заведующая кафедрой истории, философии и психологии КубГТУ Оксана Роальдовна Тучина. Она проявила заинтересованность в сотрудничестве с центром, активно участвовала в его семинарах и конференциях, а сотрудники центра заинтересовались научными изысканиями краснодарских коллег, в частности полевыми эмпирическими исследованиями идентичностей, межкультурных отношений, адаптации мигрантов в Краснодарском крае. И когда в Вышке стартовал конкурс проектов «Зеркальные лаборатории», на него была подана совместная заявка «Ценности и межкультурные отношения в контексте транзитивного общества: кросс-региональный анализ». Победа в конкурсе стимулировала создание в КубГТУ нового научного подразделения – Лаборатории социокультурных исследований. В рамках работы лаборатории планируется проведение совместных научных семинаров, круглых столов, стажировок, что позволит постоянно обмениваться опытом, обсуждать возникающие проблемы. Результаты исследований будут отражены в совместных публикациях, докладах на конференциях. В итоге ожидается издание совместной монографии с результатами исследования и проведение конференции.

Какие научные вершины успели покорить сотрудники центра за время его существования?

Ежегодно наши сотрудники публикуют по 8–12 статей в международных журналах 1-го и 2-го квартилей в базах WoS и Scopus, а за все время работы лаборатории было опубликовано более 100 научных статей этого уровня. Сотрудники центра выиграли четыре гранта РНФ, пять грантов РГНФ, четыре гранта РФФИ. Мы каждый год принимаем участие в Апрельской конференции НИУ ВШЭ и организовываем на ней научные сессии по темам наших исследований. Большинство сотрудников являются членами Международной ассоциации кросс-культурной психологии (IACCP) и организуют в рамках международных конгрессов, проводимых данной ассоциацией, научные секции по изучаемым проблемам. В 2018 году в рамках очередного международного конгресса IAССP в канадском городе Гельф я представляла пленарный доклад о моделях межкультурных отношений в странах постсоветского пространства, построенный на эмпирическом материале, собранном в рамках исследований центра.

Сегодня в Центре социокультурных исследований работает 24 сотрудника, половина из них – это молодые сотрудники до 30 лет, активно интересующиеся наукой и мечтающие связать с ней свое будущее. Восемь из них окончили англоязычную магистерскую программу двух дипломов “Applied Social Psychology”, восемь человек защитили кандидатские диссертации в НИУ ВШЭ. Несмотря на молодость, у них есть свои серьезные достижения: за три года (2017–2019) они опубликовали 12 статей в журналах 1-го и 2-го квартилей. Дмитрий Григорьев также был удостоен престижной награды как лучший рецензент (2020 Excellence in Reviewing Award from Human Resource Management Review). Наши молодые ученые не только занимаются наукой, но и успешно преподают в департаменте психологии Вышки, и несколько из них в 2019 году удостоились звания «Лучший преподаватель». Они также успешно руководят проектами РНФ и РФФИ, стажировались в ведущих исследовательских центрах мира – Принстонском университете и Университете Линкольна.

Какие направления развития центра видятся вам как приоритетные в перспективе ближайших лет?

Мы бы не стали говорить, что выделяем что-то более приоритетное и менее приоритетное. Мы изучаем то, что нам интересно: есть темы, которые постоянно остаются в поле нашего внимания, а есть те, которые в силу каких-либо обстоятельств попадают в поле наших интересов. Чаще всего такими обстоятельствами являются приглашения иностранных коллег провести совместные кросс-культурные исследования на актуальные темы, например об отношении к пандемии или цифровизации.  

Мы будем продолжать исследования в области базовых индивидуальных ценностей, межкультурных отношений, социального капитала, экономико-психологических проблем. Это стержневые темы, вокруг которых строятся исследования многих сотрудников центра. Однако мы стремимся к разнообразию, и, когда возникают свежие идеи или молодые сотрудники начинают развивать новые темы, мы это всячески поддерживаем. Мы надеемся, что разнообразие интересов и направлений исследований центра будет только расти и мы будем становиться научным центром, изучающим широкий спектр актуальных социально-психологических и социокультурных проблем, имеющим серьезную репутацию и признание среди российских и зарубежных коллег.