• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

«Персонология – это наука о личности, для личности, во имя личности»

«Персонология – это наука о личности, для личности, во имя личности»

Магистерская программа «Консультативная психология. Персонология» реализуется в Вышке на базе Центра фундаментальной и консультативной персонологии факультета социальных наук. Чем сейчас занимается центр, с какими кейсами столкнулись его сотрудники во время пандемии коронавируса и в чем разница между персонологией и психологией личности – рассказывают представители центра.

О деятельности центра в Высшей школе экономике

Елена Старовойтенко, руководитель центра

Мы – персонологи. Наш мир – новая, постнеклассическая психология личности. Мы называем ее «Общая персонология». Пространства этого мира – фундаментальная персонология, культурно-герменевтическая персонология, консультативно-практическая персонология и персонология самопознания и саморазвития.

Мы развиваем персонологию как научную область, отвечающую установкам ВШЭ на единство науки, образования, наукоемкой практики, культурных образцов общения и диалога, а также актуальных запросов индивидуальной и социальной жизни.

В образовательном направлении реализуем магистерскую программу, сфокусированную на внедрении современных фундаментальных и эмпирических разработок в обучение студентов исследовательской работе, а также консультативной, психотерапевтической, коучинговой и рефлексивной практике. 

Магистерская программа «Консультативная психология. Персонология», реализуемая под руководством А. Н. Исаевой, готовит профессионалов в области практической, академической и герменевтической психологии личности. На программе ждут тех, кто стремится не только проводить исследования, но также получить навыки консультирования в области человекоцентрированного подхода, экзистенциального анализа и транзактного анализа (на выбор, в соответствии с направлением специализации). Выпускники МП – профессиональные психологи-исследователи, психологи-консультанты, немедицинские психотерапевты, коучи. На программе 27 бюджетных мест, 10 платных мест, 5 платных мест для иностранцев.

В исследовательском направлении центра, интегрирующем фундаментальное и эмпирическое изучение личности, мы предлагаем концепции, модели и методы, приобретающие авторитет в научном сообществе. В практическом направлении мы готовы оказывать консультативную помощь всем желающим, а также супервизионную и обучающую поддержку психологам-практикам, на уровне новейших методов и техник. Мы располагаем возможностями психологического просвещения, психологической помощи в трудных жизненных ситуациях, сопровождения личностного роста и самопознания сотрудников ВШЭ по новой технологии «мультипрофильной поддержки личности». Гарантируется бережное отношение к частной жизни и психическому здоровью клиента, защита его прав на конфиденциальность обращения к психологу в организации. Качество консультативной работы обеспечивается профессионализмом сотрудников центра, их исчисляемым десятилетиями опытом совершенствования практики, исследованиями и публикациями по психологическому консультированию.

Елена Старовойтенко, руководитель центра

О разнице между общей персонологией – и психологией личности

Вадим Петровский, научный руководитель центра

Некоторые коллеги не сразу поняли наши идеи. Точнее, каждый понимал по-своему – привычка брала свое. «Академические» психологи полагали, что персонологи притязают на то, чтобы «синтезировать» все научные теории личности (подобных амбиций у нас, конечно, не было). Некоторые психологи-практики думали, что персонология – некая «пристройка» к психологическому консультированию, без чего вполне можно обойтись. Кое-кто из коллег не понимал, что «персонология» – это наука личности, – не только о личности, но и самойличности, как условие ее роста и развития. 

Мы говорим о персонологии так: это наука о личности, для личности, во имя личности. Первое из трех пониманий – это, прежде всего, фундаментальная (академическая) система исследований личности, вторая – практическая психология личности, третья – культурная феноменология, проясняющая и развивающая идею личности в культуре.

Задача персонологии – осуществить связь между этими сферами общественного сознания и практики, а не приговаривать по старинке, что «все это взаимосвязано».

О «комнатах», где «проживает» персонология

Мы видим общую персонологию внутри просторного «дома возможностей» для поиска, познания и открытий «личности». 

В первой комнатеэтогодома «живет» наука. Наука, как таковая. Феномены, модели, идеи, гипотезы; красота мысли; интрига эксперимента; нетривиальность результатов. SCOPUS, WoS, РИНЦ… Хирши, куда без них?

Вторая комната – «местожительство» культуры. Тут встречаются друг с другом, а также с нами, психологами, киногерои, персонажи спектаклей, герои мифов и художественной литературы. Вот, например, Чацкий, с его неистощимыми монологами. Супергерой! А Чацкий в жизни? Чацкий – сосед по двушке в общежитии? Хотелось бы вам пожить рядом с ним года четыре кряду, слушая его монологи? Или лучше самоизолироваться? Культура и Жизнь. Человек в жизни – и человек в культуре. Друг за другом следуют тенью и привыкают к несовпаденью.

Любая теория, любая образовательная практика, любое консультирование человека, да и сама Идея личности – родом отсюда. Так что милости просим, философы, филологи, историки, социологи, культурологи. Нам без вас никак!

Третья комната–практика: диагностика, консультирование, немедицинская психотерапия. Окна зашторены. Конфиденциальность обеспечена. Мы приверженцы разных систем консультирования: экзистенциальный анализ, человекоцентрированный подход, транзактный анализ. Но «тайна исповеди» для консультирующих психологов центра – дело святое.

Вадим Петровский, научный руководитель центра

Все три «комнаты» персонологии – смежно-изолированные, из одной сразу можно перейти в другую. Суть общей персонологии – объединять территории жизни «личности»: науку, культуру, практику. Таковы три источника, три составные частиобщей персонологии. А что есть персонология как целое? Мы попробуем ответить на этот вопросделом, приглашая вас погрузиться в персонологическую теорию и практику.

О кейсах и клиентах времен карантина

Елена Уколова, сотрудник центра. В период самоизоляции к нам, экзистенциальным аналитикам, обращались за консультациями многие. Вышкинцы, оказавшиеся во время карантина зарубежом, не имеющие возможности прибегнуть к привычным практикам самоподдержки и мотивации, переживающие отчаяние, потерю веры в себя. Наши коллеги и студенты, работающие удаленно во время эпидемии, столкнувшиеся с пониманием, что их пожилые, близкие родственники с трудом выдерживают напряжение, становятся психотичными, агрессивными, непредсказуемыми. Вызов врача вызывал страх, и одновременно невозможно было заботиться о близком человеке и продолжать работу и учебу, находясь в одном пространстве.

Вениамин Колпачников, сотрудник центра

Люди обращались с запросами о стрессе самоизоляции и нарущения привычного образа жизни, о возникших трудностях пребывания на одной ограниченной территории с близкими людьми в течение долгого времени без перерывов, с волнениями по поводу здоровья и по поводу будущего – собственного и близких людей, с другими проблемами. В процессе содействия в осмыслении и разрешении этих вопросов самым вдохновляющим было то, что люди не просто находили пути разрешения поставленных вопросов, но обнаруживали новые ресурсы и возможности полноценно жить и общаться с другими людьми. В том числе и используя технологии онлайн коммуникации. Многие открыли удивительные возможности в новых условиях – для саморазвития, бизнеса, хобби. То, что раньше окладывалось «на потом», стало реализовываться. В условиях самоизоляции многие остро прочувствовали важность контакта, взаимодействия с людьми. Хочется верить, эти находки, сделанные в условиях карантина, не исчезнут после снятия ограничений!

Роман Шаповалов, сотрудник центра

Посредством Skype и Zoom реальный кабинет консультанта стал виртуальным. Возможно, из-за технических посредников в нашем психологическом контакте с клиентом мне приходится быть более внимательным и чутким к тому, что и как он говорит. Тем не менее, мне удается чувствовать его переживания. В начале карантина самоизоляция вызывала у клиентов определенные эмоции, но не парализующие, а скорее наоборот, стимулирующие к самоактуализации. В такой ситуации естестественно пережить стресс, но также естественно начать проживать стремление что-то делать для себя и для окружающих. Для кого-то это возможность установить контакт с собой и заняться самоисследованием и саморазвитием. Для других стало очевидно, что в ситуации самоизоляции оказался практически весь мир. Удивительно осознавать, насколько мир взаимосвязан. Удивительно понимать, что человек в изоляции на самом деле не один – он с миром и мир с ним. Такое осознание общности открывает ранее скрытые внутренние ресурсы. А это, в свою очередь, открывает возможности для психологического роста.

Ольга Косачева, сотрудник центра

Люди, оказавшись на одной территории с родными, не имея возможности привычного избегания, были готовы в решении давно отложенных конфликтов идти на диалог, а также на встречу с собой. Здесь помощь консультанта заключалась в медиации, в поддержке зрелой части личности и в подсвечивании тех граней личности, которые обычно остаются в тени.

VIII Всероссийская конференция человекоцентрированного подхода в центре фундаментальной и консультативной персонологии

Утрата привычных возможностей времяпровождения, а для многих – это способы справиться и выдержать или избежать встречи со своей жизненной ситуацией –  привела многих клиентов в терапию, а далее – к переоценке опор и ориентиров. Люди оказались поставлены перед вопросами безопасности, здоровья, ценности семьи, доверия властям, а главное, перед вопросами, связанными с отношениями к себе и своей жизни. Ограничение передвижения и вынужденная изоляция актуализировала у многих клиентов их культурно-исторический опыт. Ведь у людей уже случались моменты утраты внешних опор, привычного образа жизни, финансового статуса. Крайне интересно оказалось поддерживать клиентов в их ретроспективном, биографическом путешествии по собственной жизни. Помогать в обнаружении новых опор и новых ресурсов внутри себя в момент, когда внешний мир стал непредсказуемым, меняющимся, даже опасным.

В процессе работы клиенты обнаруживали свои ценности, опирались на многообразие внутренних ориентиров и убеждений, иначе взглянули на свои отношения с родными, с карьерой, со своим телом и внутренним миром.

Вадим Петровский

Я и мои коллеги (Е.Б. Станковская, И.М. Шмелев) исповедуем Транзактный анализ как систему, которая учит особому взгляду на человека, подчеркивая не столько сходства, сколько различия между людьми. Сверх того, консультируя, мы учитываем, что сам человек «не похож» на себя самого в разных обстоятельствах жизни: в ситуации благополучия он обнаруживает одни личностные черты, в трудных жизненных ситуациях – другие. Комфорт, предстресс, стресс – все это провоцирует различия в поведении и самочувствии человека, что требует от консультанта особых способов общении с консультируемым. Транзактные аналитики и коучи это умеют.

Илья Шмелев

Самоизоляция порвала привычную социальную ткань взаимодействия между людьми. Тревога за здоровье и жизнь близких едва не обнулила и без того неустойчивую веру человечества в будущее. Как жить и строить карьеру, растить детей в условиях неопределенности? Опыт последних месяцев показывает – количество обращений на коуч-сессии увеличилось более чем в два раза. С чем это связано? Если психотерапия обращена в прошлое клиента, а консультирование к проблемам настоящего, то коучинг направлен на моделирование будущего. Профессиональный коуч способствует тому, чтобы клиент в коучинге из видения своего будущего выстраивал свое настоящее. Главная задача: «Каким мне важно быть, чтобы достичь поставленную цель в ситуации неопределенности?», а не «Почему я не могу достичь желаемого?». Людям важно в ситуации неопределенности выстраивать, выражаясь словами А. Огнева, «жизненную навигацию». Коучинг в условиях пандемии стал ресурсом укрепления внутренних опор, инструментом создания траетории развития.

В нашем центре мы разрабатываем и обучаем такому направлению как «Транзактно-аналитический коучинг», который, судя по названию, в своей основе соединяет идеи и техники ТА и модели коучинга. Такая коллаборация способствует тому, что транзактные аналитики получают инструменты развития и укрепления эго-состояния «Взрослый», а коучи – инструменты раскрытия возможностей эго-состояний «Родителя» и «Дитя».