• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мероприятия

Доклад Л.А. Окольской "Нормы романтической любви в современных учебниках литературы для старшей школы"

12+
Мероприятие завершено

Лидия Александровна Окольская, кан. соц. н., старший научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН, выступит на НУГ с докладом о нормативных представлений о любви, предъявляемых массовыми российскими учебниками литературы для старшей школы.

Информация о мероприятии

Презентация Лидии Александровны Окольской пройдет 31 мая (в 18:30) в онлайн формате по ссылке ниже. Ознакомиться с материалами к докладу можно в разделе "Полезная литература".

Тема: НУГ "Моральные эмоции в социальных науках"
Ссылка на видеотрансляцию мероприятия в MSTeams

Будем всем рады!

Аннотация доклада

Школьный курс литературы исторически выполняет функцию морального воспитания. Его официальными целями являются воспитание духовно развитой личности, формирование гуманистического мировоззрения и развитие эмоционального восприятия художественного текста. В курсе литературы учащимся предъявляются многочисленные нормативные образцы – в художественных произведениях, биографиях литераторов, критических комментариях. Нравственный выбор и переживания персонажей, лирических героев и их создателей являются предметом обсуждения на уроках литературы. Читатели могут копировать чувства героев произведений путем идентификации с ними [Oatley 1994]. Учебники по этому предмету можно с полным правом назвать учебниками чувств. 

Романтическая любовь является одной из важных составляющих эмоциональной жизни; ее изображения в классической и массовой культуре традиционно привлекают внимание, особенно молодежи. Школьный курс литературы служит одним из источников эмоциональных норм о любви, и авторы учебников так или иначе проговаривают их в критических статьях, интерпретируя авторские тексты.

В классической русской культуре любовь, как правило, связана со страданием, чувством вины, воспринимается как неотвратимость [Лернер 2022]. Эта эмоциональная норма характерна для европейской культуры: так, Г. Зиммель определил трагизм любви в ее выходе за пределы существующих социальных норм и их неприменимости к ней [Зиммель, 1996]. Любовные страдания соотносятся и с более широким культом меланхолии, характерным для западной и русской литературы с конца XVIII в. и воспроизводившийся и в начале XX в. [Vinitsky 2012; Steinberg 2008]. 

Советская массовая культура, оторвавшись от классических традиций, выработала собственные нормы, касающиеся любви: в раннесоветский период любовь была рационализирована и поставлена на службу советскому коллективу и государству; влюбленные персонажи были десексуализированы, добродетельны и лишены возможности коммуницировать о своих чувствах; одним из немногих способов выражения любовных эмоций был трудовой энтузиазм [Мурашов 2008]. Для лирики 1930-50 гг. характерно размывание предмета любви: невозможно определить, кому адресованы чувства, живому человеку или родине [Богданов 2008]. Интимные переживания героев, как правило, не отделялись от политических и происходили в публичном пространстве, под наблюдением и при активном вмешательстве авторитетных членов сообщества [Борисова 2008; Дашкова 2008].

В период оттепели в массовой культуре (литературе, кино) происходит изменение эмоциональных норм, связанных с любовью. Можно говорить об индивидуализации и интимизации этих чувств, выделении их в самостоятельную область эмоциональной жизни, не связанную с политикой, трудом и пр. Происходит возврат к дореволюционным нормам любви как иррациональной и мучительной страсти [Борисова 2008]. Анализируя текстовые и визуальные нарративы 1970-х гг., исследователи фиксируют проблему «безлюбовности» и «остывания сердечной температуры» на фоне возрастающего материального достатка [Дашкова 2008]. 

«Исчезновение» любовных страстей, сглаживание и рационализация эмоций, проблематизация выбора и уклонение от обязательств является характерной чертой современных обществ [Иллуз 2020; Аронсон 2021]. Одновременно с этим существует тенденция к эмоционализации, выражающаяся в рефлексии относительно «истинности» чувств, психотерапевтическом повороте, росте спроса на эмоциональный интеллект и «мягкие» навыки [Плампер 2018, Лернер 2022]. Новыми нормами становятся сдерживание сентиментальных чувств для мужчин и экспрессивность женщин [Гидденс 2004]. Чувственная сфера и нормы, касающиеся любви, продолжают изменяться в постсоветской России [Симонова 2021].

Цель нашего исследования состояла в изучении структуры чувств и нормативных представлений о любви, предъявляемых массовыми российскими учебниками литературы для старшей школы. В число задач входило выделение текстовых фрагментов, описывающих базовые эмоции, в том числе любовь, их кодирование с последующим количественным и качественным анализом. 

Для исследования были отобраны наиболее массовые учебники литературы для 11 класса, базового и углубленного уровней, имеющие гриф Министерства просвещения. Это наиболее массовые издания, по которым учится большинство российских школьников: учебники под редакцией Т. Ф. Курдюмовой, В. Ф. Чертова, а также В. И. Коровина (всего 6 книг). Учебники для 11 класса интересны тем, что в них рассматривается русская и русско-эмигрантская литература XX – начала XXI в., то есть как раз тот период, в который происходят интересующие нас нормативные изменения.

Метод работы с текстами на первом этапе состоял во внимательном прочтении текстов с маркированием слов и фраз, обозначающих базовые эмоции (как «прямые» семантические, так и метафорические признаки). Единицей анализа был выбран текст, отделенный от других заголовком или методическим блоком. На почти полутора тысячах страниц выделено 200 фрагментов (в 4 книгах из 6). В каждом фрагменте были отмечены эмоции, составлена база данных для количественного анализа. В дальнейшем проведен анализ мотивов и контекстов, в которых упоминалась любовь.

Исследование текстов учебников, прежде всего, позволило выявить структуру чувств, в которой преобладают негативные эмоции; однако любовь занимает высокое место в иерархии и встречается практически в каждом втором тексте. При этом любовные драмы преобладают над благополучными историями. Большинство подробно разбираемых любовных сюжетов относится к первой половине XX в., и в них любовь изображается чаще всего как иррациональное, проблемное чувство. В критических статьях не обсуждается нормативный разрыв между классическими произведениями и современной жизнью, однако заметно стремление авторов к умолчанию, «сглаживанию углов» девиантных и сенситивных образов. В разделах учебников, посвященных литературе второй половины XX в.  – начала XXI в., описаний и детального анализа любовных сюжетов меньше, и они действительно в целом «холоднее», менее эмоциональны, чем более ранние нарративы. Таким образом, можно говорить о тенденции к сглаживанию, «остыванию» чувств в позднесоветском и постсоветском литературном процессе, включенном в учебный канон.