• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Международный научный форум о ситуации в Сирии

4-5 февраля 2017 г. в Москве при поддержке Центра современных исследований «Хармун» (Катар), Лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ и Института Африки РАН прошел международный научный форум, посвященный современной ситуации в Сирии. В работе форума приняли участие российские и международные специалисты по Ближнему Востоку.

Ключевыми пунктами обсуждения стали вопросы, затрагивающие развитие кризисной ситуации в Сирии и роль различных внешних акторов, рост оппозиционных сил, сохранение террористической угрозы в стране и регионе, положение национальных меньшинств, усилия международного сообщества по урегулированию сирийского конфликта, в т.ч. практические шаги Москвы на этом направлении.

Сегодняшний взгляд на события в Сирии и усилия Москвы, по мнению участников форума, не может быть объективен без принятия во внимание исторического аспекта развития двусторонних отношений. Наиболее тесное сотрудничество двух стран наблюдалось в годы холодной войны. В то время Сирии нужна была военная помощь и политическая поддержка, чтобы противостоять Израилю и другим союзникам США. Несмотря на окончание холодной войны, Сирия, в т.ч. как клиент российских вооружений, осталась одной из стран Ближнего Востока, где Москва сохранила завоеванные еще в советское время геополитические позиции.

В этой связи, в российской среде одним из объяснений поддержки Россией режима Асада является наличие давних экономических интересов к Сирии, основанных на военно-техническом сотрудничестве, а также сотрудничестве в области энергетики. Однако объемы трансфертов оружия за 1991-2011 гг. показывают, что Сирия имела относительно небольшое значение для России, а, значит, процесс принятия решений в международных делах далеко не всегда обуславливается экономическими интересами. Нередко они отходят на второй план, уступая место имиджевым, военно-стратегическим факторам. Так, военная операция России в Сирии рассматривается самой крупной со времен военных действий в Афганистане и в условиях расширения НАТО для современной России было важно сохранять и расширять стратегический доступ к Средиземному морю. Однако риторика Кремля довольно прямо сводится к тому, что Москва не намерена мириться с политикой смены режимов и поддержкой терроризма.

Отдельное внимание во время работы форума было уделено сирийскому оппозиционному движению, которое, как утверждалось некоторыми участниками, до начала массовых протестов 2011 г. имело слабые позиции в стране. События 2011 г. стали неожиданностью для всех основных групп сирийской оппозиции, и процесс создания национальных советов шел болезненно. Неоднократно была высказана мысль, что мир в Сирии возможен лишь в результате компромисса, который предполагает уступки с обеих сторон, как со стороны режима, так и со стороны оппозиционных сил. Однако открытым остался вопрос, на какие уступки обе стороны готовы пойти, чтобы достичь мира в стране.

В этом контексте особо была затронута тема женевского переговорного процесса. Участники семинара сошлись во мнении, что он стал кульминационной точкой в процессах политического урегулирования сирийского конфликта, и именно с ним могут быть связаны надежды на поиски путей дальнейшего преодоления кризиса. При этом особо отмечалось, что переговоры в Женеве стали результатом «волевой» политики, которую проводили в начале прошлого года США, с целью поиска выхода из «сирийского тупика», что стало результатом формирования своего рода дорожной карты урегулирования конфликта в Сирии в рамках Совета Безопасности ООН.

Однако впоследствии инициатива в реализации решений, принятых Россией и США, перешла в руки внутренних игроков, и в этом случае, усилий только этих стран оказалось недостаточно для продвижения этой дорожной карты и разработки проекта новой конституции, проведения выборов и т.д. Таким образом, основная проблема женевских переговоров заключалась в том, что внутренние акторы, в отличие от внешних, были не готовы к выработке совместных решений. Тем не менее, недавние переговоры в Астане в январе 2017 г. дают некоторые основания полагать, что вышеуказанные процессы могут возобновиться.

В этой связи было замечено, что Россия, представляя проект конституции в Астане, признала, что власть нужно передавать местным администрациям, местным советам (Local Councils). Хотя еще полгода назад российский МИД рассматривал все эти местные администрации как пособников терроризма.

Участниками мероприятия были высказаны опасения, что нерешенность правовых проблем в Сирии может стать причиной распространения внутреннего кризиса на другие государства, как это произошло в Грузии и на Украине. В действующем Уголовном кодексе Сирии нормы Женевских и Гаагских конвенций не имплементированы, равно как и не установлена мера ответственности за геноцид, агрессию, нападения на гражданских лиц, применение запрещенных средств и методов войны. Правовые вопросы завершения войны должен решать, в первую очередь, сирийский народ, при этом важно учитывать мировой опыт, так как он содержит наиболее эффективные правовые инструменты.

Важным и спорным аспектом во время обсуждения сирийской проблемы стал курдский вопрос, который некоторые дискутанты охарактеризовали как один из главных препятствий для формирования унитарной, демократической и плюралистической Сирии. Более того, курдский вопрос осложняет отношения России с ключевым союзником в лице Турции. Основная же проблема заключается в том, что предоставление автономии курдам неприемлемо ни для режима, ни для оппозиции, и нет ясности, каким образом можно добиться разоружения Высшего курдского совета (курд. Desteya Bilind a Kurd, DBK), учитывая факт его поддержки со стороны США.

Ввиду этого наиболее вероятным представляется формирование де-факто на северо-востоке Сирии курдского государства по модели Иракского Курдистана. И в этом случае просматривается два основных сценария. Либо сирийские власти, даже если президентом по-прежнему будет являться с Б.Асад, предоставляют курдам хотя бы некоторую автономию. В этом случае появляется возможность реинтегрировать сирийский северо-восток, и Сирия может де-факто стать федеративной. Либо власти продолжают настаивать на унитарности сирийского государства, но в действительности, северо-восток страны останется бесконтрольным.

В этой связи стоит отметить, что один из постулатов политической науки состоит в том, что наименее стабильным типом политического режима является факциональная демократия, предполагающая, что размежевание политических сил происходит не по типу «правые-левые» или «либералы-консерваторы», а по таким линям как «сунниты-шииты», последователи тех или иных кланов и т.д. Исследования американского политолога Дж. Голдстоуна показали, что попытки построить факциональную демократию с наибольшей вероятностью заканчиваются либо авторитарными переворотами, либо гражданскими войнами. Тем не менее, ввиду колоссального культурного, религиозного и этнического разнообразия имеется исключительно высокий риск того, что формирование демократии в Сирии будет идти именно по факциональной модели. Об этом свидетельствует опыт наиболее близких ей стран – Ливана и Ирака, а также события последних лет, поскольку очевидно, что среди неконтролируемых режимом наиболее приспособленных формирований преобладают именно факциональные. Речь идет прежде всего об исламистских, а также о курдских и в несколько меньшей степени – друзских.

Представители центра современных исследований «Хармун» (Катар) акцентировали внимание на том, что важно обеспечить выход иностранных вооруженных сил с территории страны, для чего необходима соответствующая резолюция ООН. Кроме того, главной проблемой остается присутствие вооруженных группировок, демилитаризация которых является важным вопросом, а перспективы решения связаны с реструктуризацией армии. Кроме того, пристального внимания требует тема переходного правосудия, без которого практически невозможно преодолеть накопившуюся у населения агрессию.

Относительно неясные оценки были высказаны относительно сохранения террористической активности в стране. Терроризм не в Сирии начался, не Сирией и закончится. Он будет перемещаться. Есть корни, есть причины, есть международное террористическое взаимодействие. Участники форума сошлись во мнении, что существует угроза перехода сирийской проблемы в разряд вечных конфликтов, не имеющих решения. И хотелось бы ее преодолеть, поскольку Ближний Восток может не вынести такого количества конфликтов.

Подробнее о мероприятии