• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Глава в книге
ЧЕТЫРЕ ВОЛНЫ БИТВЫ ЗА ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

Иванов Е. А.

В кн.: Царь горы : Недемократический трансфер власти на постсоветском пространстве. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2019. Гл. 3. С. 16-21.

Препринт
Стресс-тест на пол-России. Технологии электорального доминирования и их ограничения Анализ региональных выборов 2018 г.

Кынев А. В., Зубаревич Н. В., Рогов К. Ю.

Доклады "Либеральной миссии". Доклады "Либеральной миссии". Фонд "Либеральная миссия", 2018

Голосуем «вместе»: экономические проблемы и явка избирателей на контролируемых выборах

Голосуем «вместе»: экономические проблемы и явка избирателей на контролируемых выборах

2 ноября состоялся первый из цикла четверговых научных семинаров департамента политической науки, на котором доцент департамента политической науки Навид Хассанпур представил доклад «Голосуем «вместе»: экономические проблемы и явка избирателей на контролируемых выборах». О чем шла речь на семинаре, читайте в материале, подготовленном Варварой Васильевой, Егором Юрескулом и Кристиной Пальчиковой.

В тех нередких случаях, когда речь заходит о влиянии экономических проблем на поведение избирателя среднестатистической демократии, наготове должны быть два ответа. Любой из них можно достойно отстаивать с пеной у рта и увесистой папкой статистики в руках. Вариант ответа №1: экономические трудности провоцируют мобилизацию голосов избирателей, жаждущих изменений, в общем – оппозиции. Вариант ответа № 2: экономические проблемы никого не провоцируют, наоборот – все избиратели разочарованы и сидят, затаившись, по углам, в ожидании нового экономического цикла. Вариант №1 лучше описывает развивающиеся страны, а вариант №2 – развитые.

Проблема в том, что эта блестящая логика распространяется только на избирателя воистину демократических выборов. А как ведет себя во времена экономических трудностей избиратель, если выборы, скажем, кхе-кхе, контролируемые? Ответ на этот вопрос предложил доцент департамента политической науки, лауреат Best Book Award секции политических сетей Американской ассоциации политических наук (APSA), Навид Хассанпур.

На демократических выборах бедные, необразованные и безработные голосуют реже остальных: у них личных забот – полон рот, чтобы еще о об общественных и политических переживать. На выборах не то чтобы очень демократических, таких, какие проводятся в Зимбабве или Египте, чаще голосуют, наоборот, необразованные, бедные и безработные. Это наблюдение наводит на размышление, что если экономика зависит от государства больше, чем от «невидимой руки рынки», и государство участвует в общественной жизни по принципу «в каждой бочке – затычка», оно поучаствует и в выборах тоже. Следовательно, изучая или прогнозируя исход контролируемых выборов, надо принимать во внимание мобилизационный потенциал и эффективность (на уровне региона) «политических машин». Этим красивым термином прикрываются фальсификации, нарисованные голоса, админресурс, бюджетники с одним мнением на все учреждения, «карусели» и т.д. Таким образом, явка на контролируемых выборах определяется не только желаниями избирателей, но и работой политических машин. А экономические трудности влияют и на избирателя, и на машину.

Как именно экономические трудности влияют на бесперебойность работы политической машины и желание избирателя добраться до избирательного участка, чтобы в графе поставить крест, Навид Хассанпур выяснял с помощью панельных регрессий и данных двух групп контролируемых выборов: в России и в Иране. Региональные данные по парламентским и президентским выборам в России (N 581) с 2000 по 2012 год и районные данные (для парламентских) и провинциальные данные (для президентских) в Иране (всего – N 2156) с 1992 по 2016 год.

Проверялись три гипотезы. Первая: если в экономический кризис в регионе всё более-менее, то политические машины будут накручивать явку. Вторая: в кризис люди любят ходить на национальные выборы, а не местные (так удовольствия от участия больше). Третья: если избиратели все-таки явились на участки из-за экономических трудностей (были мобилизованы), то ставить крестики, галочки и другие разрешенные знаки они будут в графе за действующую власть (инкумбентов), увеличивая ее долю голосов. Вплоть до 146%.

И наконец – спойлер: экономические трудности (выраженные в росте уровня безработицы) повышают явку на контролируемые президентские выборы, если, конечно, они контролируемые. Это подтверждается для России и Ирана. Причем, нам есть чем гордиться – в России политические машины работают лучше. А вот с парламентскими выборами все наоборот: чем выше безработица, тем меньше явка. Любопытно, что повышение явки (любыми способами) связано с ростом с голосованием за Путина/Медведева (в общем, за Единую Россию) на каждых президентских выборах (2000, 2004, 2008, 2012); а вот явка избирателей на думских выборах сказывается на голосовании за Единую Россию по-разному: от «никак» – в 2003 (уровень явки – незначимая переменная), до весьма отрицательно – в 2007, и слегка положительно – в 2011. То есть, явившиеся или привезенные на избирательные участки на президентских выборах в согласованном порыве голосуют за партию власти. На думских выборах 2007 года был обратный тренд: чем меньше явка, тем больше голосов за Единую Россию, что может объясняться «свободой рук», но лучше пусть остается загадкой. На думских выборах 2011 года ситуация вошла в президентский тренд – где больше явка, там больше голосов за Единую Россию и меньше – за системную оппозицию (КПРФ).

Почему это важно? Потому что, похоже, сколько экономические санкции не накладывай, голосовать упорно будут за правящую партию и ее лидера.

Хотите познакомиться с содержанием доклада подробнее? Смотрите авторскую презентацию с комментариями «для чайников» от Варвары Васильевой и Егора Юрескула:

Voting Together: Economic Adversity and Voter Turnout in Supervised Elections